четверг, 19 октября 2017 г.

Интернационализация высшего образования

Автор: Екатерина Царанок - Директор Modern Education & Research Institute

Интернационализация высшего образования не является новой концепцией. Этим процессам уже около 30 лет. Однако именно сейчас интернационализация образования приобретает особое значение ввиду многих факторов, среди которых: усиление роли развивающихся стран в вопросах академического сотрудничества, регионализация высшего образования, возросшая конкуренция между университетами за талантливых студентов, особенно в технических дисциплинах, увеличение значения трансфера технологий и сотрудничества университетов с бизнесом. 

Особая роль в процессе интернационализации образования уделяется преподавателям университетов как в плане реализации совместных исследовательских проектов, так и в преодолении «цифрового разрыва». Изучение и применение инновационных подходов к преподаванию, цифровых и смешанных методов обучения - является ключевым для интеграции в программы виртуального обмена, МУКи и международные проекты онлайн-обучения.

Большинство университетов в Европе были созданы в XVII - XIX веках. Они играли исключительно национальную роль. Обучение за границей часто запрещалось. Латинский язык утратил свою позицию универсального и был заменен местными языками. Однако уже в начале XX века между Мировыми войнами возникла необходимость в более тесном международном сотрудничестве с акцентом на восстановление мира и взаимопонимания. Академическое взаимодействие стало инструментом мирного урегулирования через такие ключевые организации, как: Институт международного образования (IIE), созданный в 1919 году в Соединенных Штатах, Служба обмена высших образовательных учреждений (DAAD) в Германии в 1925 году и Британский совет в Великобритании в 1934 году.

После Второй мировой войны Европа была разрушена и сосредоточила все свои усилия на восстановлении. Драйвером интернационализации образования в это время стали национальная политика безопасности и международных связей, которые поощряли изучение иностранных зыков и страноведения. США учредили Программу Фулбрайта, а также программы технической помощи и наращивания потенциала для развивающихся стран, в том числе в Европе.

Рост Японии как экономической силы в 1960-х годах послужило вызовом доминированию США в политической и деловой сферах, а также в науке и исследованиях. Международные связи в высшем образовании переросли из редких личных контактов в организованную деятельность, проекты и программы. Национальные государства признали преимущества выхода высшего образования за пределы территориальных границ и стали использовать его в своих интересах. Интернационализация образования стала стратегически важной.

Введение в 1980-е годы программы Европейского Союза “Эразмус” хорошо иллюстрирует данный стратегический подход к интернационализации высшего образования. Дальнейшие программы ЕС “Сократес” и “Эразм+” основаны прежде всего на сотрудничестве по обмену студентами и преподавателями, совместной разработке учебных планов и совместных исследовательских проектах, формируя европейский подход к интернационализации. 

Единственным исключением из этого подхода стало Соединенное Королевство Великобритании. Правительство Тэтчер ввело плату за обучение для иностранных студентов и стало использовать их для зарабатывания денег. Этой модели последовали Австралия и другие англоязычные страны.

В настоящее время университеты можно считать международными организациями. Однако они по-прежнему отражают стратегию национальных государств, которые их создали.

среда, 11 октября 2017 г.

Профессия будущего - парфюмер


Автор: Екатерина Царанок, Директор Modern Education & Research Institute

Парфюмер - это очень редкая профессия. Но вот профессией будущего ее назвать сложно, ведь корни парфюмерного дела уходят в древние времена - первые духи датируют 2000 годом до н.э. Долгое время парфюмерами считали тех, кто смешивает ароматы, создавая новые парфюмерные композиции для удовлетворения обоняния того, кто этот парфюм будет носить. Однако сегодня с развитием науки и технологии данная профессия открывается новыми гранями. 

В мире существует всего лишь с десяток школ, обучающих парфюмерному делу. Парфюмеров на Земле меньше, чем астронавтов в космосе! Люди, способные стать парфюмерами, должны обладать сверхобонятельными способностями, выдающейся памятью и обширными знаниями химии. В парфюмерной отрасли насчитывается более 3000 первичных компонентов, и специалист должен быть в состоянии по запаху распознавать большинство из них.

Представительницы этой уникальной и интересной профессии Луиза Пюжоль и Камилла Лавьяль Эпэн, студентки Высшей школы парфюмеров Парижа, участницы гуманитарной программы по ольфакторной терапии "Парфюм ангела” проходят стажировку в Минске (Беларусь). Девушки работают над созданием библиотеки запахов для подопечных Детского белорусского хосписа и пациентов Центра детской онкологии, гематологии и иммунологии. В беседе с Директором MERI Екатериной Царанок Луиза и Камилла делятся своим мнением относительно новых перспектив профессии парфюмер.

Что вы думали о вашей профессии до того, как поступили в Высшую школу парфюмеров Парижа, и после?

Луиза: Конечно, мы знали, что существует профессия - парфюмер. Однако, поступив в Школу, мы поняли, что перспективы у данной карьеры гораздо шире. Интересной, с моей точки зрения, является работа “носа” - специалиста по запахам на рынке парфюмерии, а также заготовителя первичного сырья. Эти сферы гораздо шире, чем смешивание ароматов и предполагают путешествия по всему миру.

Помимо парфюмерной отрасли, где еще могут быть применены ваши знания?

Камилла: Мы работаем в очень специфической нише. Конечно, знания парфюмерии могут быть применены только в парфюмерном деле и, возможно, в ольфакторной терапии. Однако общие знания, которыми мы обладаем, очень полезны в таких видах деятельности, как маркетинг, создание бренда, коммуникация, психология работы с клиентом. Возьмем к примеру, известного художника Энди Уорхола. К каждому событию он подбирал определенный аромат, услышав который даже через долгое время воссоздается ассоциативный ряд с данным событием. Так и компании могут научиться использовать ароматы для создания ассоциаций со своим продуктом или брендом.

Парфюмерия - это древний вид промышленности. Однако сейчас мы по новому открываем данную отрасль. В какой связи мы можем говорить о парфюмерии как о профессии будущего? 

Луиза: Влиянию запахов на наше самочувствие, ощущения, эмоциональное состояние и восприятие мира долгое время не уделялось никакого внимания. Я считаю, что это профессия будущего с той точки зрения, что запах обрабатывается различными системами головного мозга, что учеными совершенно не изучено. У этой отрасли огромный потенциал научных открытий.

Расскажите о проекте, которым вы занимаетесь в Детском белорусском хосписе. В чем цель проекта "Парфюм ангела”?

Камилла: Данный проект стартовал год назад в нашей Парфюмерной школе во Франции. В Беларуси мы продолжаем научные исследования в хосписе для детей, больных неизлечимыми заболеваниями и раком. Мы создаем ароматы с терапевтическим действием, которые помогут детям снять боль, почувствовать облегчение, взбодриться, пробудить аппетит, стимулировать сон, уйти от настоящей реальности и мысленно перенестись, например, в шоколадную лавку, цирк или осенний лес, где многие из этих детей никогда не были и не известно, попадут ли, учитывая их тяжелое физическое состояние. Мы создаем библиотеку запахов, которую врачи хосписа и онкоцентра смогут использовать в работе с больными детьми, когда наш проект в Минске закончится. Перспективы использования ольфакторной терапии огромны. Мы рады, что стоим практически у истоков ее распространения.